ВСЕ ВОПРОСЫ ПО организации концерта "Рада и Терновник" ВЫ МОЖЕТЕ ЗАДАТЬ ПО АДРЕСУ Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Диск СЕСТРЫ записан на средства, собранные при помощи краудфандинга. Большое спасибо нашим акционерам: Александру Гольеву, Андрею Себрандту, Анатолию, Сергею Рыжкову, Сергею Грибиниченко, Денису Суханову, Андрею Перелыгину, Сергею Латкину, Лоле Лонли, Андрению Битосожскому, Максиму Тихонову, Александру Цалихину и всем, кто принял участие и поддержал нас!

Альбом вышел:

CD:
Выргород - 2016 (90 г.)

Краткое описание:

Подарочное издание, шестиполосный диджипак, шестнадцатистраничный буклет.

Мы благодарим наших родителей, наших родных, близких, наших друзей и всех тех, кто слушает нашу музыку, любит, понимает и поддерживает нас!

Отдельная благодарность:
Миле Кикиной, Саше Гольеву, Владимиру Миклошичу (за его аранжировку "Дороженьки" - на ее основе мы создали рок-версию, звучащую на альбоме), Сергею Рыжкову (rinet.ru), Андрею Себранту, Ивану и Кате Анчевским, Эразму Владимировичу Анчевскому, Лене Крюковой, нашему администратору Kata Mount, редактору нашего vk сообщества Тане Волна, Сергею Гурьеву, Саше Волкову, Вадиму Пономареву, Антону Пайкесу (ГБР - http://genefis-gbr.ru), фотографу Татьяне Соколовой, интернет-радиостанции "Неслучайное радио" (nes-rock.ru), Ольге Мазур, Александру Новикову, Павлу Зарифуллину, Алесу, Алине Лаврухиной (Radivaska), Ирине Азерниковой, Сергею Реброву, Евгению Дубровскому, Алене Воо, Роману Лебедеву, Анжеле Манукян, Даниле Коротаеву, Александру Кушневу, Сергею Педченко.

Без Иры Миклошич не было бы в нашем репертуаре песни "Дороженька" - Ира, спасибо тебе за идею, за клип "Дороженька", за твой талант!

Отзывы и рецензии

  • Альбом СЕСТРЫ на http://rockcult.ru

    Благодаря приятелю-хиппи название Рада и Терновник маячило на границе моего подсознания со времен ранней юности. Но лишь с приходом эпохи интернета удалось узнать, что группа была создана летом 1991 года и формально может считаться советской.

    Оказалось, что за эту дюжину с лишним лет Терновник прошел собственный путь, оставаясь верным традициям андеграунда и фолковым музыкальным предпочтениям своей загадочной фронтвумен Радиславы Анчевской. На рубеже 10-х годов группа записала свой едва ли не лучший диск Укок, посвященный экологическим проблемам Алтайского края, а спустя еще три года представила новый альбом, с которым в музыкальном смысле шагнула еще на одну ступеньку вверх.

    Сестры, несмотря на фольклорную ориентацию, содержит лишь одну народную песню. Дороженька с плотным сопровождением гитары и баса звучит мрачно и раздольно, задавая тон всему альбому. Тут нет ни двойных бочек, ни гитарных запилов, ни гармонических вывертов — это очень атмосферная музыка, сродни песнопениям шаманов, которая погружает в транс. И над всем этим парит экзальтированный вокал Рады, которая выдает невероятные мелодические ходы и, кажется, использует все пять октав своего вокального диапазона.

    Возможно, именно так должен был звучать саундтрек к кинохиту Викинг, а не тот слащавый набор псевдоклассической киномузыки «как в Голливуде», на котором остановили свой выбор алчные продюсеры. Хотя лично мне Cестры видятся идеальным музыкальным сопровождением для экранизации поэмы «Иерусалим освобожденный» знаменитого Торквато Тассо, посвященной крестовым походам. Произведения настолько масштабного, что за без малого пять веков его так никто и не взялся полностью перевести на русский язык. Но это уже совершенно другая история.

    Несмотря на фолковую основу, сказочные сюжеты, народные инструменты (которые на сцене отлично имитирует электрическая скрипка Дмитрия Шишкина) и гнетущую атмосферу — Сестры переливаются невероятным количеством оттенков. Альбом производит впечатление цельного произведения, хотя, кажется, никакой концепции тут нет. Так, Рада и Терновник, наверное, впервые в своей истории заступает в нишу прог-рока.

    Притом, что по качеству звучания Сестры не уступают ни конкурентам из Evanescence или Within Temptaion, ни последним записям того же Брайна Уилсона. Рада и Терновник вряд ли получает то, чего заслуживает на самом деле. Их сольник в Питере в октябре прошлого года собрал полторы сотни людей. Но группа по-прежнему не намерена изменять своему андеграундному статусу.

    © Антон Короид
  • РАДА, ТЕРНОВНИК И СЁСТРЫ В НОВОМ ЗВУЧАНИИ

    Подступиться к диску «Сёстры» группы Рада и Терновник я решил с необычной стороны. Поставил себе три основных вопроса:

    1. Может ли Рада и Терновник в текущем своём состоянии считаться группой актуальной и современной?

    2. Может ли простой слушатель в моём лице разгадать загадку, которая составляет основу альбома?

    3. Насколько «Сёстры» попадают под пусть и весьма размытое определение хоть какого-то из ныне существующих жанров?

    Ответы на эти вопросы мы с вами сейчас и будем искать.

    На первый взгляд на альбоме имеются две колоритные линии: события разворачиваются в фольклорном мире, и периодически мы встречаем вполне себе феминистический посыл. Вспомните «вынули душу сильную, учили быть тихой, мирною…» (песня «Ладная»). В этом контексте даже название альбома начинает восприниматься совершенно по-новому.

    И то, и другое — обманка. Важно понять одну простую вещь: Рада выстраивает достаточно сложную, многоярусную конструкцию, в которой каждый слой является кажущимся, за ним обнажается другой, контекстнозависимый посыл. Неспроста на фестивале Свояси Терновник обозвали «городским декадансом», что как бы само по себе намекает на иллюзорность фольклорной стилистики. Чёрт, да тут индустриального куда больше, чем народного, просто понять разницу между тем, «как говорят» и тем, «что говорят» в первый момент не так просто.

    Мир «Сестёр» — мир сюрреалистический и образный. Там, где необходимо, возникают водяные, да лешии, но от них всегда можно сбежать в подземку — этот факт первое время не даёт покоя уставшему мозгу, но если углубиться в контекст, многое встаёт на свои места. Больше всего реальность Терновника похожа на живой город Олди и Валентинова, в котором ожили какие-то мифические образы, но он не перестал быть именно городом со всеми теми элементами, которые мы ежедневно видим вокруг себя. Мифология тут — игра технократического разума, а не экивоки в сторону былых времён.

    Можно провести и другие параллели. Есть к примеру точка зрения, что Гоголь в своих ранних произведениях описывал вовсе не наблюдаемый им уклад украинского села, он именно создавал новую реальность, писал, простите, бытовое фэнтази. И уже новые поколения жили по Гоголю, а не наоборот. «Сёстры» — это тоже выдуманный фольклор, в отличие, скажем, от куда более тяжеловесного и культурологического Укока. Каждый элемент в отдельности взят, конечно, из источников, но их сочетание — мистификация, не уносящая нас в прошлое, но поселяющая «фольклорные элементы» рядом с нами, в нашу обыденность.

    Третья параллель, которая нет-нет, да и напрашивается, может показаться ужасающей. Речь о «Шатунах» Мамлеева, а точнее о группе маргиналов-метафизиков, столь колоритно описанных в этом чудовищном, но удивительно точном на детали романе. Они тоже дополняют реальность тонкими связями, которые ни один нормальный, а по мнению героев — мёртвый от рождения — человек не видит, и в которые не верит. Рада и Терновник, конечно, лишены неприятных некрофильских и мазохистских порывов, свойственных мамлеевским персонажам, но представить себе болезненную заинтересованность городского жителя во встрече с водяным где-нибудь на краю глухого села мы вполне можем. Впрочем, песню «Женитьба» при желании можно было бы назвать прямой отсылкой к «Светлане» Жуковского и сотням схожих сюжетов, к тому же Гоголю и многим-многим другим, у кого заигрывание с охладевшей второй половинкой иногда бывало более чем откровенным. Есть в этом и некое кажущееся высокомерие «просветлённого» человека, и неуверенность в своих знаниях о мире, и усталость от предсказуемости городской жизни.

    Таким образом, «Сёстры» — блестящая урбанистическая мистификация, оформленная в мясистый звукоряд, как конфетка в железный фантик. Ответим же на первый вопрос. Да, группа актуальна как никогда. Обычная проблема старых, давно устоявшихся коллективов заключается в том, что они занимают определённую нишу, и популярность обретают только вместе с ней. У Рады и Терновника и ниша была — уникальная, ими же созданная, и популярность — в рамках собственного не самого большого фан-клуба.

    «Сёстры» же вполне могут вытащить Анчевскую сотоварищи на совершенно новый уровень общественного признания, потому что наконец-то для понимания альбома достаточно обладать интуицией и хорошим вкусом. То есть, возможно, все отсылки и ходы мятежного ума создательницы коллектива мы и не понимаем, но это не вызывает раздражения, что, чего уж тут скрывать, раньше иногда бывало.

    Теперь давайте ответим на второй вопрос, а заодно вспомним про феминизм и это вот всё.

    Начнём с того, что в мире Сестёр мужчин в принципе нет. Есть глупый богатырь, который яблоню рубил по непонятным возможно даже ему самому причинам (песня «Я расскажу тебе о том…»), но и всё. Если не брать во внимание всякую нечисть мужского пола, остаются только два намёка на мужское начало. Один — крайне неприятный для обладателей ярко выраженных первичных половых признаков. Те самые загадочные они, которые сильную учили быть тихой и мирною. Но тут вопрос спорный, эти они — бесполые, потому что сильные раздражают не только противоположный пол, но и представителей того же пола, которым этой мистической силы (а она тут именно мистическая) недостаёт. Второй намёк — безымянный герой, к которому изредка обращается женщина-повествователь. О нём — чуть позже.

    Нет в Сёстрах и классических намёков на то, что мужское начало — агрессия и доминирование, а женское — слабость и мягкость. «У войны не женское лицо, но девичьи глаза», как пел Летов. Героиня Рады если не на войну, то на страду вполне способна выйти, другой вопрос, что её персонаж — городской житель. Не забывайте об этом, слушая альбом, не забывайте, иначе сразу появляется соблазн представить себе некую валькирию, от лица которой исполняются композиции. Но это вам не Мельница, это вам урбанизм, психоделика и современное мифотворчество.

    А вот в тот момент, когда Рада обращается к некоему Ему, она начинает играть роль, которая веками отводилась мужчинам. Она встаёт в позицию поэта, которому для полноты лирического высказывания необходимо к кому-то обращаться. К кому-то, кто, с одной стороны, является представителем противоположного пола, то есть — объектом приложения ярко выраженных романтических и даже эротических чувств, а с другой стороны, к кому-то равному, а не сведённому к глуповатому архетипу (вспоминаем богатыря и яблоню). Сёстры не могут быть слабее других, зато слабее них — тьмы и тьмы.

    Рада находит самое простое и самое изящное решение. Она создаёт дополнительный образ, который не вписывается в картину, а потому остаётся за её пределами, полунамёком, тенью (песня «Летописи» со строчками «Ты ещё живой»). Это и есть тот самый Он, с которым можно разговаривать и к которому можно стремиться, не боясь показаться слабой, но и не низводя собеседника до объекта приложения материнского инстинкта.

    Этот Он похож на собеседника Цветаевой, которой необходим был человек столь же талантливый, как она сама. В принципе, это трагедия — таких людей можно было пересчитать по пальцам одной руки. В данном случае ситуация менее трагична, потому что мы не знаем требований, предъявляемых лирической героиней к Нему (требования Цветаевой мы все знаем — «В мире, где всяк сгорблен и взмылен, знаю — один мне равносилен»). И тут нас настигает главное в данном контексте мистическое озарение: качества и характеристики собеседника вообще не важны.

    Героини хватает на всё. Возможно, даже её собеседник — это ещё одна ипостась её самой. Есть же в этом мире водяные, лешие, домовые, может быть и собственный двойник, схожий, но противоположный по знаку.

    Ладно, хватит лирики.

    Возможно, вам показалось, что я всё это время говорил о текстах песен, но это вовсе не так. Творческая манера Анчевской, в отличие от, так сказать, её нынешней стратегии, не изменилась ни на йоту (а изменилась бы, стали бы мы слушать?): она берёт пару фраз в качестве заговора и погружает их, как в масло, в водоворот жирного мощного саунда, в котором почти отсутствует единая мелодия, зато есть нечто рентгеновское — словно звук проходит сквозь тебя. Чем лучше у вас дома аппаратура, тем яснее вы поймёте, о чём я. Первая же композиция «Я расскажу тебе о том…» в момент, когда подключается глухой подземный гитарный гул, настраивает на вполне определённый лад, и как бы тебе ни хотелось, с этой дорожки уже не свернуть до последней ноты пластинки.

    Я скажу крамольное: если вы определите ударные строчки в песне, то остальные можете просто убрать, или заменить по своему усмотрению, перемешать, промычать, проокать или проакать. Дело именно в том, что всё вышеизложенное преподносится вовсе не текстом, а сочетанием ударных фраз, музыки, рваного ритма. И голос Рады, как мы уже многократно отмечали ранее, тут работает как ещё один инструмент, его переливы почти всегда говорящи, даже если это протяжное и грустное «о-о-о». В песне «Ты будешь танцевать», к примеру, звукописи куда больше, чем, собственно, слов.

    И потому ответ на третий вопрос приходит сам. Тут даже не нужны никакие рассуждения, они всё равно не помогут. Рада и Терновник остались единственным представителем жанра «Рада и Терновник мьюзик». Однако в «Сёстрах» слышны однозначно индустриальные мотивы, пластинка сведена в жёсткой рваной манере, что довольно сильно контрастирует с мягкостью некоторых композиций.

    Одновременно с этим, альбом — понятнее и проще для восприятия, нежели его предшественники. Это, конечно, своеобразная дань времени и уступка, которая, как мы надеемся, позволит коллективу привлечь новую многочисленную аудиторию, но уступка не настолько фатальная, чтобы отпугнуть старых фанатов.

    © Антон Пайкес
  • рецензия в журнале РОК-ВЕКТОР

  • «Рада и Терновник»на vibirai

    Альбом «Сестры» «Союз Мьюзик»
    Оценка: 4+
    18+

    Московская культовая группа, в чьем творчестве сочетаются инди-рок, дарк-фолк и языческие древнерусские мотивы. Музыка диковатая и притягательная: болотные звуки перегруженных гитар, зловещая виолончель и пронзительные вокализы Рады Анчевской, чьи рулады напоминают пение Йоко Оно в лучшие моменты ее мятежной юности. Баллада «Дороженька» — готовый саундтрек к неснятому фильму в жанре славянского хоррор-муви, в середине которого звучит равелевское «Болеро», вывернутое наизнанку. Песня «Женитьба» — это уже вообще какой-то страх божий с улюлюканьем кикиморы Рады. Но вообще, сильный и прочувствованный альбом получился.

  • Я ТВОЯ СЕСТРА

    Собираю кусочки мыслей и слов воедино. Как могу, кривовато получится.

    Открывается резная шкатулка, а в ней домовой, неторная тёмная дорожка, дворцы изо льда, чахлые осинки клонятся к резным причелинам, рута и заговоры, скоморохи и свадьбы-женитьбы, всем камням отец и всем птицам мать, и сердце – белая снежная сова – бьётся в окно…

    Итак, Рада и Терновник выпустили новый альбом. Завораживающие песни Рады обросли свежими веточками по весне – шёпот, вскрики, пения Таис, Елены и Ульяны; волшебными голосами, уже нами забытых калюки, окарины, колёсной лиры. Упругий поток мелодии виолончели кружит и обвивает строчки, что выпевает Рада. Не забудем про гитарные партии и интересные электронные фишечки. А чудесный дудук в заключительном треке! Впрочем, я вообще пристрастна, когда речь заходит о дудуке  [:)]  Звучание нового альбома и бурное, и тёмное, и языческое, как та река, что разделяет сестёр в песне “Сестра моя”. Тем не менее, нельзя подвести однозначный общий знаменатель под все песни. Да, есть жутковатая “Дороженька”, холодная и тяжёлая как камень “Княгиня”, мрачноватые “Зима” и “Женитьба”. Но есть ещё и энергичная, позитивная “Ладная”, “Когда будет тепло” (не сразу привыкла к новой версии, очень люблю с альбома “Книга о жестокости женщин”, она более светлая и прозрачная). Привыкала я и к окончательной форме “Ты будешь танцевать”, теперь она не такая “страшная”  [:)]  Мой любимый вариант в альбоме “Любовь моя печаль”. Особое место в сердце уже заняли загадочные, романтичные, трогательные “Я расскажу тебе о том…” и “На Блаженных островах”. Обе лёгкие, первая – как тонкий истлевший в октябре берёзовый листик; вторая – как невесомая пелена тумана на макушке камня Алатырь.

    Погружение в очередную сказку состоялось. Спасибо всем музыкантам, а также художнику Вячеславу Ларионову.

  • Рада и Терновник "Сёстры" (2016)

    dark/folk/progressive 9/10
    "Выргород"/"Союз Мьюзик"

    Новый альбом "Рады и Терновника" выводит команду далеко за границы стилистических привязок и определений. Это самый "гитарный", жёсткий альбом группы за многолетнюю историю, но команда не потеряла ни арт-, ни прогрессив-составляющих. Главный в звуковой палитре – "фендер" Владимира Анчевского, который рвёт рамки и пределы. Движение в сторону тяжёлого звука началось ещё на альбоме "Укок", записанном со знаменитым алтайским сказителем Ногоном Шумаровым и, пожалуй, достигло на "Сёстрах" пика.

    Вокалистка Рада Анчевская, много лет удивлявшая высокими нотами своего уникального голоса, тут поёт иногда довольно низко и глубоко. Задействован весь диапазон голоса – это диктуется стилистическими особенностями. При этом альбом "Сёстры" получился чуть ли не самым просветлённым у Рады. Её печаль словно наполняется силой гитар и преодолевает себя. Изменение стиля оказывается и кстати, и впору.

    Настроение получилось трагическое, летящее, с фольклорным колоритом. Это касается и известных песен "Ты будешь танцевать", "Я расскажу тебе о том...", и мечтательно-тёмной "На блаженных островах", и первой русской народной песни в дискографии группы "Дороженька", на которую Ирина Миклошич сняла отличное видео, и впервые записанного группой языческого психоделик-номера "Скоморохи".

    Виолончель Таис Кисляковой и бас-гитара Владимира Кислякова (они вместе играют симфо-рок в дуэте "Руки слона", и про них мы, надо надеяться, ещё услышим), скрипка Дмитрия Шишкина (прог-рок-группа Ascorbic Acid) формируют оригинальный звук и дух альбома. Отметим дудук Виталия Погосяна и колёсную лиру Павла Боева ("Очелье Сороки"). Этой программе узко на клубных площадках, лишь опен-эйры дают достаточно воздуха, чтобы свет и звук, образы и смыслы подействовали в достаточной степени. Так что смело прибавляем громкость.

    "Сёстры" – серьезное и полноценное высказывание на "женскую" тему, выраженное, например, в напористом рок-номере "Ладная". Отмечая приход Эры Водолея, эпохи феминизма и "нового содружества женщин", к Раде и Таис на альбоме присоединились Ульяна Шулепина (вокал, "Очелье Сороки") и Елена Мушникова (вокал, DrevA).

    Найденное пересечение векторов жесткого гитарного звучания, высокого женского вокала, народной мелодики и фолк-инструментов даёт нечто непривычное, а для отечественной сцены и вовсе небывалое. В начале пути группа играла фолк-психоделику, потом были разные стилистические поиски – и рок-авангард, и трип-хоп. Суммарный багаж в итоге сложился богатый, как мало у кого. Это даёт музыке особую свободу. Сочетание изобретательной электрогитары, богатых струнных, блестящих женских голосов и изысканного фолка создаёт эффект особой эмоциональной силы.

    Интересен подход к изданию: на физическом носителе, стильно оформленном компакт-диске, который украсил самобытный художник из Архангельска Вячеслав Ларионов, альбом издал андеграундный "Выргород". А цифровой релиз осуществлён лейблом "Союз Мьюзик". Каждый занят своим делом.

    Опубликовано в "ИнРоке" ?2(75)/2016.

    © Александр В. Волков
  • DARKER 8 августа 2016

    Когда смотришь концертные выступления «Рады и Терновник», то как-то не приходит в голову, что Рада – стройная, красивая, очень энергичная женщина, уже четверть века на сцене. И, тем не менее, это так: 25 лет записей альбомов, на которых стиль, чаще всего, меняется с каждым новым диском, концертов, которые группа любит едва ли не больше, чем работу в студии…. И вот теперь, после довольно долгого перерыва, выходит новый альбом – «Сёстры».

    Каждый раз, когда у «Рада и Терновник» выходит новый альбом, среди критиков и меломанов начинается негласное соревнование: как бы обозначить стиль их нового творения. На этот раз, похоже, соревнование выиграла сама Рада, в недавнем интервью ненавязчиво заявившая: «Сейчас мы играем…. Прогрессив-фолк-хард-дарк-рок-industrial с элементами симфо-рока, примерно так, да… Мы играем в стиле "Рада и Терновник"!»  Последнее заявление – чистая правда: за долгие годы существования группы ее успели записать в готик-рок, дарк-фолк, фолк-рок, трип-хоп и еще прорву других стилей – и тем не менее, на каждом своем релизе, эта группа сохраняет собственное, легко узнаваемое лицо.

    В данном случае, критики моментально говорят о фолке – хотя народная песня на этом альбоме только одна, а помимо колесной лиры и прочей экзотики, на альбоме задействованы самые, что ни на есть рок-гитары – и не какие-нибудь, а знаменитые «Фендеры». Одновременно, звучание альбома умудряются сравнить с Black Sabbath, причем ранними – времен, когда они, играя психоделический рок, умудрились попутно создать хэви-метал.

    Истина, как обычно, где-то по середине: первая же композиция начинается вполне фолковым напевом, который запросто мог бы звучать где-то в чистом поле, во времена еще былинные – но ближе к финалу трека неожиданно вступает такая «качающая» гитара, что психоделичнее просто не было. А в "Дороженьке" пение становится уже откровенно фольклорным – такое можно услышать даже не на «фолковых» концертах, а на самых, что ни на есть «полевых» записях: у Рады меняются даже интонации, манера произнесения слов – она становится отчетливо архаичной. И все это прекрасно сочетается и с отвязной, психоделичной гитарой и с милитаристскими ударными и с бас-гитарой, которая неожиданно звучит как в классическом «готик-роке». При этом группа ни на секунду не начинает звучать эклектично и всегда остается собой – умудряясь меняться до неузнаваемости. К примеру, на альбоме встречается несколько песен, уже знакомых фанам «Рады и Терновник» - но аранжировка меняется настолько, что ты не всегда узнаешь их сразу. Конкретно на этом альбоме нельзя не выделить новую версию «Когда будет тепло…» - один из самых насыщенных и колдовских треков альбома.

    Что еще составляет уникальность этой группы - и что позволяет обозревателям раз за разом причислять их к «фолку» какого бы то ни было разлива – так это само мироощущение Рады. Этот альбом, к примеру, создавался под влиянием концепции «Белой Богини»: триединого божества рождения, любви, смерти, о которой писал знаменитый ученый-мифолог Роберт Грэйвз. Есть подозрение, что он особенно близок Раде еще и потому, что был в первую очередь поэтом – даже в своих научных работах. При этом, для певицы это не просто интерес и увлечение: это сама суть ее мироощущения. Не зря же она говорит о концерте, как о мистическом ритуале – и не только говорит, она и воплощает это в жизнь – каждый раз, когда выходит на сцену. Каким-то образом это мистическое ощущение сохраняется даже на ее студийных работах. И чтобы убедиться в этом, достаточно прослушать «Сёстры» - один из лучших альбомов отечественных исполнителей за последнее время. 

    08 августа 2016
  • ЗАВТРА (раздел МУЗОН. Андрей Смирнов) 16 июня 2016

    РАДА и ТЕРНОВНИК. "Сёстры" ("Выргород")

    Крылышки да по пёрышку
    Себя собери по зёрнышку
    В стаю свою лети
    Вольную сильную
    Сильную

    Осенью этого года культовый проект Радиславы Анчевской отметит уже своё 25-летие. К юбилею группа приготовила себе и поклонникам хороший подарок, представив новый альбом. Если трёхлетней давности "Укок" считать специальной программой и совместной акцией, то номерных альбомов у "Рады" не было лет десять.

    "Раду и Терновник" часто именуют фолк-роком — думаю, не самый уместный ярлык. Да, в открывающей альбом песне "Я расскажу тебе о том…" звучат калюка и колёсная лира, есть здесь и народная песня "Дороженька. Но в остальном бурное звучание "Сестёр" — это сильные гитары, энергетическая ритм-секция и пронзительные струнные — скрипка и виолончель. И, разумеется, голос, которой то следует народному пению, то взрывается рок-авангардом, то оборачивается в речитатив сказов, а порой вообще уходит в потусторонние, нечеловеческим "широты".  "Рада и Терновник", сохраняя лицо, всегда была склонна к метаморфозам: играла психоделию, сотворила некогда, как минимум, один из главных русских трип-хоп альбомов, однако в последние годы группа заметно тяготеет к более "тяжёлому" и энергетически насыщенному воплощению. "Сёстры"  можно обозначить как "встречу" дарк-фолка с прогрессивом. Видимо, это наиболее интересная и объёмная форма для музыкантов, в которую можно легко добавлять самые разные элементы. Или же выход на границу музыки и ритуала, используя при этом знакомые культурные жанры. И вокализы Рады словно попытка преодолеть запись, в которой голос неизбежно отделён от живого тела.

    "Рада и Терновник" переигрывает ряд номеров: большая часть песен альбома встречается на пластинках начала двухтысячных, "Ты будешь танцевать" вышла ещё из ХХ века, имела хождение и финальная "На Блаженных островах". Но, пожалуй, здесь мы обретаем не просто новые и удовлетворяющие музыкантов версии песен — скорее, они находят на "Сёстрах" своё законное место, правильный контекст и хорошо встроены в архитектонику пластинки.

    Много лет группа умудряется существовать между андеграундом и машиной шоу-бизнеса. И "Сёстры" по пафосу, гармониям заметно далеки и от стандартов  "русского рока", и от медийного рокапопса. Музыка не расслабляет, а задевает, беспокоит, ранит. Песни ближе к заговорам, плачам и даже псальмам. При всей своей мобильности Рада сотоварищи достаточно герметичны. Они предпочитают снова и снова осмысливать тему, а не бросаться в эфемерную гонку за новым. Здесь стоит быть в теме или хотя бы не сопротивляться атаке музыкантов.

    Территория "Рады" — это пространство мифа. Уход в миф — конечно, форма бегства от действительности, но и желание действовать через архетипы.

    Русская история в основном про мужчин — даже XVII век императриц, даже святая княгиня Ольга. "Сёстры" — это гипертрофированный народный женский миф. Кажется, даже солнце у "Рады" — женского происхождения. Это знание женской силы, что ни в коем случае не должна пародировать мужское. И ориентация на непосредственное знание, на умение видеть, на интуицию и мудрость.

    На альбоме "Рада и Терновник" отправляется и отправляет слушателя в путешествие не то в тридевятое царство, не то к острову Буяну. Стихии, извечный круговорот жизни-смерти, перевоплощения и оборотничество, птицы и змеи (лишённые, пожалуй, однозначного негативного образа — есть ведь и змей-охранитель, змей-помощник), священный камень Алатырь, "всем камням мати", потусторонние скоморохи, и ипостаси Белой Богини — божества рождения, любви и смерти. Большое влияние на "Сестёр" оказала знаменитая работа британского писателя Роберта Грейвса "Белая богиня. Историческая грамматика поэтической мифологии".

    Как известно, в фольклоре иной мир может являть собой зеркальную противоположность нашему. В одной древней сказке  старик попал в «иной мир». Дошел он с «человеком с хвостом» до дому, в котором уже был однаж­ды, «а там народу! — музыки играют да танцуют. Старику стало удивительно, спросил он товарища: «Да вот какое живи: прошлый раз все плакали, а теперь музыки играют да танцуют». Человек говорит к нему: «Прошлый раз у них ребенок родился — они к не­му не рады, то-то и плакали, а теперь у них человек помер». Проблема в том, что наша настоящая  реальность порой напоминает именно иную, перевёрнутую вселенную.  

    В оформлении альбома использованы картины художника Вячеслава Ларионова из цикла "Новая Архаика".  Модель «новой архаики» вообще  близка группе. Если совместный с фолк-ансамблем "Ясный день" альбом "Женитьба" был попыткой передать архаическое сознание, преломленное через восприятие современного человека, то "Сёстры" — это выход из ситуации постмодерна к новой серьёзности, отказ от сиюминутного настоящего в пользу вечного.

    © Андрей Смирнов, 16 июня 2016
  • Rolling Stone 21 июня 2016 Андрей Бухарин

    В течение 25 лет певица Рада Анчевская делает свое дело, стойко неся терновый венец андеграунда, — это слово подходит ей больше, чем «инди-х..нди», термин, который теперь принято лепить куда надо и куда не надо (включая артистов, благополучно издающихся на интернациональных мейджорах).

    «Рада и терновник» из тех по-настоящему независимых артистов, которые всю свою карьеру делают самостоятельным упорным трудом, от непосредственно творчества до всех технологических, административных и финансовых вопросов. И это принесло свои плоды — как артист она уже состоялась (я акцентирую этот момент, потому что многим сегодняшним молодым исполнителям, делящим свое музыкальное хобби с посторонними занятиями, это еще только предстоит заслужить). Дело даже не в обширной дискографии в два десятка разнообразных релизов, а в том, что в последние годы у группы Рады явно случился выход на принципиально новый профессиональный уровень, хотя ее музыку и прежде, и сейчас трудно отнести к легкому, развлекательному слушанию.

    Оставаясь всегда по большему счету в русле фолка, она экспериментировала с самыми разными жанрами, от готики до электроники, а сейчас пришла к прогрессивному року, что стало заметно еще на предыдущем, алтайском альбоме «Укок» (2013), записанном с мастером горлового пения Ногоном Шумаровым.

    В то же время новый альбом в отличие от предыдущего, вдохновленного просторами Азии, создавался полностью во вселенной русского фольклора, хотя народная песня здесь лишь одна («Дороженька»). Здесь Рада с ее бескрайним голосом выступает в роли сказительницы, которая обещает нам рассказать, «как Змей всех победил». Несмотря на активное использование скрипки, виолончели и некоторых этнических инструментов, это именно что рок с эффектными гитарными риффами («Ладная») и протяжными соло («Княгиня»). В целом же «Сестер» можно смело поставить в один ряд с другим высочайшим образцом русского фолк-рока, — таким как«Изворот» Инны Желанной.

    © Андрей Бухарин, 21 июня 2016