ВСЕ ВОПРОСЫ ПО организации концерта "Рада и Терновник" ВЫ МОЖЕТЕ ЗАДАТЬ ПО АДРЕСУ Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Альбом вышел:

CD:
Solyd Records - 1994
MC:
Элиас - 1995

Краткое описание:

Компакт-диск "Графика" включает в себя альбом "Графика", записаный в 1992 году на студии Петра Николаевича Мамонова (1,2,3,4,5,6,7,11,13), альбом "Демо", записаный на репетиционной базе на Бабушкинской в 1993 году (8,9,10) и композицию "Этническая", записанную при помощи Андрея Ласкина на фестивале "Love Street" в июле 1994 года.

Отзывы и рецензии

  • РАДА И ТЕРНОВНИК "Графика" - 1994 gothic.ru

    Музыка авангардная, иррациональная и шизоидная, с особой мрачной и болезненной аурой - но нет, только не подумайте, что РАДА & ТЕРНОВНИК из разряда так называемых "экстремальных" групп или каких-либо шумовых "перфомансов". Хотя, пожалуй, "Графика" действительно самый экстремальный CD из моей, увы, небольшой русской подборки, его музыка находится в традициях рока и психоделики (или, может быть, депрессивного постпанка?). Например, "Шотландская плясовая" с какими-то околоблюзовыми мотивами, одна из моих любимых вещей - "Аристократы окраин" - с "благородным" испанским ритмом, "Этническая" - просто шаманская, или даже "вудуистская" - "...твое тело встанет и будет идти...". "Танго" - ясно из названия, только это "белое танго душевнобольных". Вообще больнично-шизовых ассоциаций на альбоме хоть отбавляй. (Наблюдение: после прослушивания "Графики" у близких Вам особ женского пола случаются сновидения, в которых Вы им изменяете с "двинутой" поэтессой, находящейся на излечении в психушке... да, вот она, волшебная сила исскуства!). "Заряжает" эту музыку вокал Рады. Сказать, что он сильный и эмоциональный, или что его диапазон три с половиной октавы - ничего не сказать. По-моему, именно такой вокал называют "харизматический" - я попал под его гипнотическое воздействие сразу же. Техника владения этим вокалом абсолютная, особенно впечатляют те места, когда не понять, где человеческий голос, а где звуки "агонизирующей" гитары или "зашедшегося в конвульсиях" саксофона (на самом деле никакого саксофона в составе унструментов нету!). Лирика - часто самое уязвимоемое место в творчестве наших музыкантов - на альбоме на высочайшем выразительном и "идейно-художественном" уровне. Да и не стоит тут делить вокал, музыку, лирику - все очень слитно и сильно, "Графика" действительно словно заряжена какой-то колдовской энергетикой и, по-моему, гениальна на все свои 67'03''!

    © Максим Михалев
  • Пойдешь за реку к гадалке - туманы съедят по дороге.

    Первый альбом Рады и Терновника. Графика по живому. Страшные картинки. Диск внутрь поехал. Мир без входа. Черно-фиолетовое пламя над встревоженным лицом. Вкрадчивый бас мягко бьет в солнечное сплетение. Ножом по горлу острый крик Рады. На гриф соленой соло-гитары намотаны твои нервы. Посыпать сверху горячим сыпучим градом форте-пьяных нот. Здесь вам санаторий, а не отдых. Коридор налево ведет в мертвецкую. Направо - гримерная. Там мы отдыхаем как правило. Все дороги отсюда и к чертовой матери. Потом обратно в поту. Матушка у нас добрая, но детишки бестолковы. Ритмом накормлены вены музыки. Распухшие вены музыки в дырах. На плаху-барабан брось голову проповедника. Звук будет глубокий. Колодезьный. Звянкий как будущее. Пуще. Со всплеском, со всплеском. Чиста водичка в глазах, ох чиста водичка. В серых глазах тумана. Под осиновым кустом, под березовым плящем. Розовым плащем закат накроет. Ты спи. Спи до утра до утра, до утра, до утра. До птицы. Птица не обманет, только птица не обманет. Плюнь и ей в глаза - тогда выйдешь. Не верь гадалке, она правду говорит. Она заговорит тебя правдой. Заморочит, залюбит до крови. До утра, до птицы уходи. В угаре не горюй. Если сможешь. Звуку верь, не пускай иглу, сломай иглу. Согни локоть, сломай иглу. Гадалку поцелуй. Не дай ей себя целовать. Кастет потом в колодец. Гулким уханьем, совиным, лесным. Омут и хомут. Кому не хомут тому омут. Или огонь. Паутиной рук не вязать. Руки свободны останутся. Иначе играть нельзя. Иначе с огнем играть нельзя. Град -нельзя. У двери играть плохо - простудишься. Просквозит воздухом сырым. С тумана тянет теплом гиблым, вогким, неверным. Теплом материнским молочным. Без времени, без нот. Поколоть темноту на лучины. Лучиками лучин глаза темнота колет. Колoдезный зев не прикрыть доской шахматной. Гладкой. Оставь как есть, послушай как он поет. Как всегда поет. Голосом трубным, радостным. Сумерки, сумерки, сумерки. Добычу звонят, войну поют. А трава на реке пахнет. Росой пахнет бархатной. Поди за порог на росу, береги голову. Не увернуться - голос зарежет. Струна закрутит вокруг горла. Узлами струны, узлами. Тяни - не стрaшно. Тени ничего не страшно. Не страшны тени. Риф. Фри. Убери дрова с травы, убери д... Все иначе будет, только это убери. Кольца на воде - они вяжут. Нельзя смотреть - там капканы. Вся трава в рифму. Риф. Гриф. С печки взлетел. На вербу первую. За веру ихнюю пепельные головы по дороге к чертовой матушке. Матушка у нас добрая, только детишек не кормит. Нечем ей. Звуком зеленоглазым обмотать крест и к матушке. Она пожалеет в подоле. В подвале страхи тарахтят. Стихами нашими. Мышками умными и м-а-а-аленькими. Тарелочки на буфете - дзинь, не в рифму, но ладненько. До солнышка тарелочками, до солнышка. Гитара воет как сумасшедшая на горе. Волком сволочь влечет. Трудно в гору с реки. С ношей. Гадалка красива, визгом красива. Тело светится. Это фосфор. Ффффосфор. Он горит. На горе ветер, там все поет. Ветер рыжий в глотке свистит. В пушках на опушке. В пушках отряда. Рядом они. С Радой. Колдунья каменная в уши насвищет метель. Полный воротник свежей метели. Да тает все когда туман, все в тумане танет. Какая метель в тумане - это барабанчики маленькие. Крылатые воробушки барабанчики. Сонные. Вверх по стволу колoдца. По ледяному горлу северной жены. Сожжены. Мосты сожжены через речку. Только лодка за деньги. День. День-день. Колокольчики вспыхивают за речкой, да нельзя за речку, гадалка за речку не пустит. По ягоду ядовитую с утра с ней. Кости гостей колотят в калитку. Кали. В калитку Кали. Напоить гостей допьяна свободой неживой. Волей бестелесной, сущей. В чаще желтое. В чаше знобит ж-ж-жидкое. Отдай все гадалке. Свеча басом разговаривает, не поет как давеча. Углем глаза красить, углом сломаться на полу. Тенью плоской. Так выйти легче - под дверь скользнуть. Пьяные не заметят. Земляничный настой терпкий, в землянке тепло наверное. Наверх. Только груз. Ф-ф-ф-уззз. Рычит, трещит за спиной. Скрипит. Кровать узкая. Русская. За столом просторнее, да выходить труднее. Ритм держать на холоде безнадежно. Отпустить руки, он сам бьется. Змеей струны скользят под надежду, теплой струей. Крови. Оксана русая как воздух пустой. Окасана-Сиокси. И духи. Как на духу. Над ухом. Танго - слово чужое. На. Нападение. Си. Сирена сиреневая. Сирень здесь мерзнет, свирель никто не слышал. Серна знает как сохранить тепло. В танге укутать. Тайгой спрятать. До утра. С пистолетным слухом на охоту. Расстрельное танго. Отряда не видно почти. Сквозь лес слышно чуть-чуть. Сквозь лед. Рядами лады, рядами. Льдинками последними. Принеси льдинок матушке, матушка не накажет. Лед звонок спросонок под каблучками желез-з-з-зными. Лед налет. Нападение. Прочь - опасно. Дым с туманом спозаранку сладок. Пей. Целуй колдунью спящую первым, не то она до смерти поцелует, как родного. Смотри на Восток. На Восток. На Восток. Бездомным дорога на Восток дорога. Безумным.
    Там желтое на сером. Золотом в яблоко. Это наше Солнце.

    ...Такая вот рецензия.

    © Саша Шерман Zhurnal.ru