ВСЕ ВОПРОСЫ ПО организации концерта "Рада и Терновник" ВЫ МОЖЕТЕ ЗАДАТЬ ПО АДРЕСУ Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Птица парила в воздухе над круглым горным озером. Сделав несколько кругов она застыла над ним, прикрыв глаза и настроив ритм своего сердца на биение сердца земли. Глубоко внутри вулкана стучало огненное сердце, а в воздухе, над бледноголубой водой, билось сердце птицы. Когда они вошли в резонанс, на ее груди открылся глаз - такой же круглый и блекло голубой как и озеро. Этот глаз умел видеть только карту и ничего более. Глаз смотрел в озеро. По воде пошли мелкие волны - шли они одновременно в разные стороны, сталкиваясь и расходясь. На дне озера тонкий белый песок начал образовывать фигуры, борозды, горки, впадины, пока из них не образовалась карта.

По воде пробежали розовые пятна, путая рисунок, но через секунду карта снова была видна. Круглый глаз не мигая смотрел на нее, потом резко закрылся, его заслонили перья на груди птицы, она качнулась в воздухе, открыла другие глаза и медленно полетела вверх. Как только глаз закрылся - карта на дне исчезла. Птица летела все выше, пролетая через небеса, параллельные друг другу и разбросаные в беспорядке воздушные города. На небесах оставался темно-серый слепок ее громадных крыльев. Поднявшись над всеми воздушными городами птица сложила крылья, потом развела их и на крыльях, с внутренней и внешней стороны, открылись продолговатые сияющие глаза. Глаз было великое множество. На самом деле, это были души птиц, всех птиц, существовавших когда-то. Птица запела, но ее не было слышно, потому что голос ее был слишком громок и слишком высок. Ее не слышал никто, но в воздухе образовались радужные водоворотики; изумрудные смерчи - холодные и горячие, сталкивались под ее крыльями; вдруг, из ниоткуда появлялись и тут же таяли снежинки; в середине смерчей виднелся золотой песок, и в воздухе повисали обрывки картинок : деревья без веток - только ствол и листья, уже шелестящие на невидимых ветвях; рыбы, плещущиеся в невидимой реке и камни на дне ее; яблоки и апельсины висящие в пространстве, и еще много всего. Постепенно, все выстраивалось в картину сада. Рай для птиц был готов. Птица взмахнула крыльями и многоцветные глаза осыпались с ее крыльев и испуганно завертелись в воздухе. Каждый глаз был охранен переливающейся оболочкой и, как будто, плавал в своем мыльном пузыре. Постепенно, внутри оболочек началось движение : глаза моргали, кружились на месте, вытягивались, принимали самые несуразные формы, но, в конце концов, становились прозрачными радужными птицами. Самыми разными. Оболочка вокруг них истончалась и, наконец, растаяла. Птицы казались самых разных размеров, но при этом все они были одинаково крохотными. Они разлетелись по саду, просвечивая друг сквозь друга, и их разностильное пение сливалось в медленную и торжественную мелодию, которой безуспешно они пытались научиться на земле. Птица медленно улетала вниз за новыми глазами.