ВСЕ ВОПРОСЫ ПО организации концерта "Рада и Терновник" ВЫ МОЖЕТЕ ЗАДАТЬ ПО АДРЕСУ Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Рада, солистка группы "Рада и Терновник". Она же русская Жанна Д'Арк. Она же наша Нина Хаген. Она же современная Инна Сомак с диапазоном в три с хвостиком октавы. Она же андрогенное создание и одновременно колдунья, которая ворожит на сцене с микрофоном.

Обаяние и сила творчества Рады таковы, что каждый новый знакомый считает своим долгом превратить ее в явление и по-своему идентифицировать... А Рада остается Радой, снисходительно взирая на новые сравнения.

 

ВОРОЖЕЯ.

-- То, чем мы занимаемся, это называется психоделик фатум. Игра слов. Рок в смысле музыка, и Рок с большой буквы. А Фатум - это рок, судьба. Колоссальное количество разных толкований этого словосочетания.

Началось все с того, что нам очень долго шили самые разные определения. Говорили, что мы играем блюз, чуть ли не хард-рок, а кто-то назвал нас чистой акустикой. И тогда мы поняли, что пора переходить к собственным определениям, и назвались "Психоделик Фатум". Цель группы - сделать так, чтобы музыка несла в себе некий магический заряд.

Музыка, песня и танец изначально были ритуальными, связанными с обрядами, духами, с космосом. Потом это магическое значение исчезло. Живопись скатилась до Кулика, поэзия - до Пригова, музыка - до Богдана Титомира. Мы считаем: если заниматься музыкой, то заниматься серьезно, то есть заниматься той музыкой, какая была изначально, какой она задумывалась Богом, как магия, как ритуал. По мере своих сил мы пытаемся возвратить музыке ее магический смысл и уйти от постмодернизма.

- Рада, можно ли твою музыку назвать славянской?

-- Музыка - магическое явление, и когда ты живешь в России, то ты переполнен именно этой славянской магией. Ты просто из воздуха тащишь все эти способы общения с собой, с другими людьми, с аудиторией. Все они от этой земли.

Изначально для меня славянская, русская женщина безумно целомудренна. А целомудренная женщина, как известно, безумно эротичная. Женщина в парандже, в испанском костюме намного более волнующая, чем любые товары в секс-шопе. Русская эротика - это эротика полудвижений, полужестов, полунамеков. "Что ты милая, смотришь искоса", - это с одной стороны хохма, а с другой стороны - чисто русская такая фишка. Не взгляд белозубой американки - глаза в глаза, все зубы торчат... Это не от холодности, а оттого, что так намного красивее.

 

СЕСТРИЧКА.

-- Мы решили записать новый альбом, посвященный женщине, исполнить знаменитые хиты, посвященные этой дивной теме. "Иди ко мне" Кости Кинчева, "Я хочу быть с тобой" Вячеслава Бутусова, "Я приглашу тебя на анашу" группы "Выход". Что-то из Вертинского. Такая старая, но крайне приятная песенка "Очарована, околдована"... Что подвигло меня на этот творческий поиск? Когда мужчина поет о любви, то он представляет исключительно мужскую точку зрения на то, как женщину нужно любить, какие именно слова ей нужно говорить, с какой интонацией, с каким посылом. Но история умалчивает о том, согласна ли сама женщина с этим эмоциональным посылом. Я думаю, что женщина не согласна! Ей-то хочется услышать все в совершенно другой интерпретации, с другой интонировкой, с другими ударениями. Изначально на другой ноте. Поэтому я хочу дать интерпретацию того, как женщина хочет услышать слова любви от мужчины.

- Что-то личное заставило тебя взглянуть иначе на мужскую проблематику?

-- Существует достаточно известная телега, что, когда женщина говорит, пишет или непосредственно любит другую женщину, она этим самым увеличивает свое женское начало, усиливает свое "инь". А вот когда мужчина любит другого мужчину, то свое "янь" он разрушает. Две яньских силы при столкновении начинают разрушаться, вступают в противоборство. Женская сила "инь" - пассивная сила, и при соприкосновении с другой женской силой она увеличивается.

Мое личное корыстное желание - увеличить свою женскую силу, свое иньское начало, стать еще более женщиной, чем я есть. Иньскую силу проще всего увеличивать духовной, сестринской любовью. Радикальная, такая западная, лесбийская любовь меня совершенно не вдохновляет. Когда одна женщина играет мужчину, вовсю использует фаллоимитаторы, то ни о каком увеличении женской силы речи быть не может. А вот сестринская любовь в небольших количествах поощрялась на Востоке. Султан бывал просто счастлив, когда его жены начинали ублажать друг друга. Они меньше ссорились, они все время поддерживали друг друга в эротичном, чувственном состоянии в ожидании султановой любви, вместо того чтобы сидеть и чахнуть. Это очень красивая, добрая, животворящая сила.

Наш альбом будет неким магическим духовным актом, который нацелен на то, чтобы я стала еще больше женщиной. Вообшце-то я не жалуюсь, но, как каждой женщине, мне хочется быть немного больше, чем я есть.

- А как мужчины в твоей группе относятся к тому, что ты решила залезть в мужские сакральные дела?

-- На самом деле это никакие не мужские дела, а сугубо женские. Я ни в коей мере не вторгаюсь на их территорию, я остаюсь на своей. В своей группе я представляю именно женское начало. Я никогда не пыталась выходить на сцену в джинсах, в тельняшке, в кожаных сапогах. Я всегда женщина в окружении мужчин. Это высокая духовная эротика, которая идет и через музыку, и через движение, и через позицию женщины в мужской группе. Когда существуют два полюса - женский и мужской, - то получается уравновешение. Женщина-лидер, которая пишет тексты, дает основную мелодию и сама исполняет, вполне уравновешивает мужской коллектив. Эта полюсность создает безумное напряжение. На каждом концерте проходит четкая электрическая искра от соприкосновения мужского и женского начала, что и называется "магическая эротика". Совершенно необязательно показывать задницу, чтобы все в зале поверили, что перед ними женщина. Это действует только на идиота, и то ненадолго.

Яна Жиляева. "Московский Комсомолец", 20 октября 1995.