ВСЕ ВОПРОСЫ ПО организации концерта "Рада и Терновник" ВЫ МОЖЕТЕ ЗАДАТЬ ПО АДРЕСУ Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Леша Самойлов, он же - ЗАЯЦ издает самиздатовский журнал и берет для него интервью у тех, кто ему интересен. Этот наш разговор состоялся у меня дома, а потом был напечатан в журнале УХ номер 17. О журнале УХ, о Леше и его "Ушастом клубе" можно прочитать на сайте http://www.antilir.ru/

Алексей Самойлов (АС): Рада - это редкое имя?

Рада (Р): Радислав я больше не знаю, но встречала несколько Радмил. Я верю в то, что имя определяет человека, и рано или поздно то, что заложено в имени, в человеке начнёт проявляться. На мой взгляд, если назвать ребёнка Леной или Таней, это программирует некую однотипность поведения. Существует много всяких книжек о том, как имя влияет на человека, и наверно это всё берётся не с потолка. Если даже это правда на полтора процента - их достаточно, чтобы человек почувствовал влияние имени на себя. 

АС: А если человек захочет сменить имя?

Р: Если я, например, Катя, но себя Катей не чувствую - это одно дело. Если человек не ощущает своей родственности с данным именем и меняет его, это я прекрасно понимаю. Той же цели служат всякие хиповые кликухи. Другое дело, когда человек говорит: "Мне не нравится моё имя, и я хочу быть Розалиндой!", причём Розалиндой он себя тоже не чувствует. 

АС: Возможен ли процесс обращения творческого человека в клерка?

Р: Конечно, возможен, если человек не привязывается к тому имиджу, который на него надевает даже не он сам, а окружение. Если ему вдруг захотелось ходить в контору к восьми утра - почему бы и нет? Не надо быть привязанным ни к какой социальной роли - ни к роли клерка, ни к роли художника. 

АС: Как ты пришла к тому, кто ты есть сейчас?

Р: Сначала я окончила филфак, а затем работала в газете "Гуманитарный фонд", которая, конечно, была вся из себя авангардная. Тем не менее, я сдавала раз в неделю свою рубрику новостей культурной жизни. А ещё я ездила на киностудии и писала репортажи о том, как снимается кино. Я поработала и на радио - на старом "Эхе Москвы", на радио "Ракурс". На последнем у меня была еженедельная программа, к которой нужно было заранее готовиться. Полгода проработала на "Говорит Москва", где были ещё более жёсткие требования. В это время уже была создана группа "Рада и Терновник", таким образом, некоторое время я совмещала две "работы", и это мне нравилось. Работа на радио просто была другим видом творчества. 

АС: Как чувствует себя человек, не нашедший своего призвания?

Р: Большинство людей мучается. Я видела людей вполне успешных, которые зарабатывают немерено денег и имеют возможность поехать в любую страну на выходные дни - посидеть в кафе, кофе попить. И при этом они чувствуют себя абсолютно несчастными! Вообще, даже самые энергичные люди бояться изменить свою жизнь. Иногда это происходит потому, что люди не знают, как это сделать, а иногда потому, что слишком велика инерция - человек теоретически может поменять свой стиль жизни или деятельность, но ему всё равно стрёмно. Люди, которые прислушиваются к себе и выбирают заниматься тем, чем им хочется, а потом действительно этим занимаются - вполне могут добиться успеха, даже начиная своё любимое дело "с нуля". А призвание, на мой взгляд, человек рождается с некой условной программой действий, и его успешность по жизни зависит от того, насколько точно он вычислил эту программу. С другой стороны, в каждый момент жизни человек волен делать то, что ему хочется.

Есть у меня любимый анекдот на тему судьбы. Идёт лев по лесу, встречает лисичку и говорит: "Значит так, завтра в 9 утра ты у меня на завтрак!" Лисичка со всеми прощается, рыдает, семья лисички рыдает. А лев идёт дальше, встречает медвежонка: "Чтобы завтра в 2 часа был у меня - на обед пойдёшь!" Медвежонок, ясное дело, прощается с мамой-папой, все рыдают, все в трансе. Лев идёт дальше и встречает зайчика: "Зайчик! Завтра в 9 вечера быть у меня - на ужин!" Зайчик подумал и спрашивает: "А можно не приходить?" "Можно! Вычёркиваю". 

Так что иногда достаточно сказать только одно: "Я не приду". И всё. 

АС: Значит, ты по жизни делаешь то, что тебе хочется? 

Р: Да. Например, сейчас мне захотелось попробовать себя в нетрадиционных вещах, и мы сделали программу с Сергеем Летовым и Алексеем Борисовым - некий Industrial Jazz, где я исполняю некие вокальные импровизации. И для меня это не эксперимент в буквальном смысле - действие ради того, чтобы получить ответ на некий вопрос. Я не спрашиваю себя - "Что будет, если я сделаю проект с Сергеем Летовым и Алексеем Борисовым?" Это творческий процесс, а не решение задач. Разница примерно такая же, как между тем, как ты идёшь в магазин с целью купить что-то или просто идёшь гулять на улицу. Просчитывать каждый свой шаг - занятие увлекательное, но довольно бессмысленное. 

АС: А как ты относишься к карме?

Р: Если ты сегодня пнул кошечку - то, вполне возможно, хорошего развития событий в твоей жизни на следующий день не будет именно по этой причине. Каждую секунду ты корректируешь свой путь - поступками, отношением к жизни, пусть даже в мыслях. Если ты научишься не завидовать окружающим людям - то это уже большой прогресс. А это не требует от тебя вложения денег или работы - просто небольшого внимания к своим мыслям и ощущениям. В какой-то момент жизни я перестала врать даже по пустякам, и если мне не хотелось отвечать на какой-то вопрос - я говорила: "я не хочу на него отвечать, и ты не обижайся". В результате выяснились две интересные и смешные вещи. Во-первых, большинству людей обычно без разницы, ответишь ты на какой-либо вопрос или нет. Ты заморачиваешься - ответить - не ответить, соврать - не соврать, а достаточно просто сменить тему разговора, и человек забудет про свой вопрос, который был для него незначительным. А во-вторых, когда ты перестаёшь врать даже по мелочам - и в этом, наверное, есть что-то кармическое - тебе тоже перестают врать. Например, перестают обсчитывать в магазинах.

АС: А бывает в жизни что-то, не зависящее от нас?

Р: Есть то, что задаётся при рождении. Вот, родился ты, например, в семье бедуинов в Египте - это же просто кранты! Поэтому ты должен прыгать от счастья от того, что в ней не родился, что у тебя руки и ноги на месте, глазки смотрят и ушки слышат. 

АС: Почему же тогда там, за окном, все ходят по Москве такие несчастные? 

Р: Потому что люди хотят всё больше, и больше, и больше. Чем больше у человека возможностей - тем больше ему хочется. 

АС: Кто всем рулит?

Р: Каждый человек создаёт вокруг себя тот мир, который существует в его голове. Каждый из нас создаёт свой мир и рулит им. 

АС: За полчаса до нашей беседы ты упомянула о картинах

Р: Я занималась рисованием два года, а ещё в школе ходила в изостудию. То, что у меня получается рисовать, не соответствует тому, что я хочу. Если я рисую кружочек, и получается овальчик - то мне не нравится результат. А когда я пою - то, что я делаю соответствует тому, что я хочу. И мне нравится то, что получается. 

АС: Хочешь ли ты покорить Эверест?

Р: Экстрим не люблю в принципе. Человек - создание хрупкое, и глупо сознательно рисковать своей жизнью, ведь в ней и так достаточно обычного риска - каждый день. Неделю назад разбился знакомый парень, молодой, красивый, - прыжок с парашютной вышки, поздно раскрыл парашют. Я не знаю, зачем это нужно. Преодоление себя? Преодолей себя в чём-нибудь другом - например, научись не врать.

АС: Пробовала ли ты иные практики?

Р: Я занималась ребёфингом - это мягкая форма холотропного дыхания. Чтобы этим заниматься, нужно найти грамотного инструктора, которому ты можешь доверять, и который хочет тебе помочь. У меня был очень хороший инструктор - Женя Дубровский, который работал достаточно мягко и подсказывал - где нужно усилить темп дыхания, где его сбавить. А иногда он мог просто подойти и в нужный момент взять за руку, чтобы тебя не колотило. Тогда - это очень сильные и красивые ощущения, хотя физических неудобств не избежать - руки-ноги сводит практически у всех. Очень не рекомендую заниматься всем этим самостоятельно - если нет инструктора, то обязательно нужно пригласить друга или подругу, чтобы они следили за тем, что с тобой происходит.

АС: Что даёт эта практика?

Р: Кроме того, что это - сильная энергетическая разгрузка для тела, оно ещё и хорошо прочищает мозги. Известно, что когда Станислав Гроф придумал холотропное дыхание, это была альтернатива ЛСД. Если уж ты хочешь новых ощущений, то выбирай холотропное дыхание - оно гораздо дешевле, и за него не сажают. На месте нашего правительства я бы всех подсаживала на холотроп, и может быть, в этом был бы какой-то толк.

АС: Хорошо, а если раскрыть тему ЛСД?

Р: Наркотики не пробовала и не собираюсь, включая траву. Я не люблю, когда мои мозги кто-то или что-то насилует. По молодости, когда все пробовали косяки, я тоже попробовала и создалось ощущение, что в мой мозг кто-то влезает и нажимает на кнопочки. При холотропе такого нет - часть сознания всё равно остаётся, и у тебя есть ощущение, что всё это происходит с тобой.

АС: Хочешь ли ты попробовать игру - во всех её вариациях?

Р: У меня в голове не укладывается, как можно бегать с деревянным мечом, считая его настоящим, и называть толстенькую страшненькую девочку феей, которая тебя сейчас заколдует. Это такой уровень фантазии, который мне и не снился. Сила веры и воображения переносит людей в иной мир - и это, мне кажется, достойно уважения. То же самое с игрой на сцене - для меня сцена всё равно останется сценой, занавес - занавесом, а актёры - моими партнёрами по спектаклю. Когда я на сцене я пою и не играю ни во что, являясь самой собой. И для меня это легко и естественно, а играть кого-то я не могу. По этой же причине я практически не могу петь чужие песни.

АС: А если тебе какая-то песня очень нравится?

Р: Я её послушаю, ещё раз послушаю, ещё раз послушаю. Не обязательно присваивать то, что тебе нравится. Мне вот, например, Эйфелева башня нравится - это не значит, что она должна стоять у меня в квартире. Она у меня на картинке, и мне достаточно на неё посмотреть.

АС: Есть ли у тебя желание что-либо преподавать?

Р: Это вопрос очень тонкий. Перед тем, как я буду человека чему-то учить, ему придётся полностью принять мою систему ценностей. Для этого мне с ним нужно быть по пять часов в день каждый день, ему придётся посмотреть те фильмы, прочитать те книжки и послушать ту музыку, которые я предложу. И только после этого он будет понимать то, что я ему говорю. Вот, например, моя кошка меня понимает по взгляду - мы с ней прожили бок о бок больше десяти лет.

АС: Хорошо, а чему ты будешь таким образом учить?

Р: Ощущению себя на сцене. Это и постановка голоса, и умение петь и писать стихи, и вообще - пребывание в творческом состоянии. Одного обучения вокалу мало. Сначала человек должен понять, что розовая кофточка со стразиками - это некрасиво. Пока он этого не поймёт, он не сможет почувствовать голос так, как бы мне этого хотелось.

АС: Как нас учат?

Р: У нас в обществе нет восприятия того, что человек - это единая система. Это восприятие очевидно во многих культурах и применяется, например, в тибетской медицине, где врач не просто даёт лекарство, но и определяет пациенту способ жизни - когда вставать, когда ложиться, с кем общаться. А что у нас? Обращаются либо к телу человека, либо к душе, либо к мозгам. А Я не исключаю того, что если с человеком заниматься музыкой - он будет легче воспринимать математику. Человек развивается целостным, и в своей целостности может быть талантливым в любом деле. 

АС: Почему далеко не все принимают твоё музыкальное творчество?

Р: Когда человек идёт в консерваторию, то он заранее готов к тому, что не будет пить пиво и плясать, а сядет и будет слушать. Когда он берёт компакт-диск или идёт на концерт, он обычно не готов к тому, что надо сесть и слушать. Ему дают наш компакт-диск - вроде бы, рок-музыка, а работу нужно предпринимать, условно говоря, как в зале консерватории, слушая Баха. Это обман первоначальных ожиданий. А дальше... А много ли людей слушают классическую музыку или читают книжки серьёзнее Донцовой или Пауло Коэльо? Человек и так заморочен - проблемами в семье, добычей денег, как с женой не поссориться... Поэтому и вырабатывается отношение к музыке как к чему-то лёгкому - тому, на чём можно отдохнуть. А мы предлагаем ему полную противоположность. Кстати, могу сказать точно, что если, к примеру, наша музыка пойдёт в ротацию на радио, то половина из тех, кто не принимал, условно изменят своё мнение - мол, если по радио сказали, что это круто - значит, это круто.

АС: А те, кто принимают - часто удивляются - как это ты умудряешься точно попасть в цель.

Р: Есть люди, которые абсолютно чётко опознают то же самое пространство и говорят: "Ну, я-то понимаю, как оно там устроено, но ты-то это откуда знаешь?" Почему-то каждый человек, который это пространство видит, считает, что это только он один его видит. А дальше выясняется, что людей, видящих одно и то же пространство, есть энное количество, причём все они совершенно одинаково его воспринимают. То есть это пространство изначально было общим. А я чувствую себя в нём даже не как дома - я в нём просто дома.

АС: Как ты себя воспринимаешь - как носитель, источник, посредник?

Р: Встречала таких людей, которые мне объясняли, что я - канал, медиум и тому подобное. Мне все эти эзотерические телеги не близки, потому что жизнь устроена, на мой взгляд, проще, и практически каждый из нас является потенциальным каналом или медиумом. А спорить о том, что кто-то больше медиум или меньше канал - по-моему, это комично. Прозрения, вылеты в иные реальности бывают практически у всех. Когда я пою песни на сцене - это жизнь, а когда мне пытаются доказать, пользуясь специальной терминологией, что я медиум или канал - это беллетристика.

АС: Меня давно занимает твоя песня "А придёт пора". Хотя, конечно, не только она одна.

Р: "А придёт пора" - песня совсем уж очевидная. У слушателей есть несколько любимых вещей - это "Кукушка", "Пора", "Космическая связь".

АС: Как на тебя свалилась "Пора"?

Р: Ну не знаю - Я сажусь и пишу текст. И обычно его не правлю. Иногда на репетициях заменяю одно-два слова, когда понимаю, что они в песне не естественны.

АС: Всё, что неестественно - всегда отбрасывается?

Р: Если человек с собой честен он понимает, что он делает. И практически любой, кто очень понтуется, но пишет откровенную чушь, способен признаться тебе в этом в процессе общения.

АС: Веришь ли ты в Дарвина?

Р: Мне не хочется верить, что я произошла от обезьяны. Не ощущаю я в этом правды...